Основные действующие лица:

Анна.

Модест Алексеич — муж Ани.

Петр Леонтьич — отец Ани.

Петя и Андрюша — младшие братья Ани.

Артынов — владелец дачного поселка, богач.

 

Свадьба Ани и Модеста Алексеича проходит скромно. Чиновнику пятидесяти двух лет не пристало праздновать пышную свадьбу. Хотя самой Анне нет еще и восемнадца­ти. Поэтому вместо свадебного бала и ужина — поездка на богомолье за двести верст. Эту поездку Модест Алексеич за­теял для того, чтобы дать понять своей молодой жене, что и в браке он отдает первое место религии и нравственно­сти. На перроне отец никак не может проститься с дочерью, все плачет, что-то  ей шепчет и крестит. Но поезд трогается, а отец все бежит за поездом и, расплескивая вино, кричит: «Ура!». Анна остается в поезде наедине с мужем. Ей про­тивен новоиспеченный супруг. Полный, пухлый, очень сы­тый, с длинными бакенами и без усов, и его бритый, круг­лый, резко очерченный подбородок походит на пятку, ко­торый постепенно переходит в жирные, дрожащие, как желе, щеки. Модест Алексеич делает замечание Анне, что никогда отец Анны не получал таких орденов. Когда-то его отец получил орден Святой Анны II степени и пришел по­благодарить его сиятельство, а его сиятельство выразился так: «Значит, у вас теперь три Анны: одна в петлице, две на шее». Модест Алексеич показывает этим замечанием, что не хотел бы, чтобы и ему при получение Анны его сия­тельство сделал бы такое же замечание. Муж подсаживает­ся ближе, а Анна уходит в воспоминания, желая оказать­ся как можно дальше. Ей вспоминается венчание, где она чувствовала себя виноватой и смешной. Ведь она выходи­ла замуж за деньги, а в итоге и платье шили в долг и у отца с братьями по-прежнему ни копейки. Вспоминается Анне и отец — Петр Леонтьич — учитель рисования и чистописания в гимназии. Но когда умерла мама он запил. В семье стало очень не хватать денег. К ним даже приходил судеб­ный пристав и описывал мебель. Как же Анне было стыдно! Когда ей встречались знакомые, Анне казалось, что все ви­дят дырочку на шляпе и рваные ботинки. Но знакомые дамы засуетились и нашли достойного человека — Модеста Алексеича. Этот человек с правилами и на хорошем счету у его сиятельства; ему ничего не стоит взять у его сиятельства за­писочку к директору гимназии и даже к попечителю, чтобы Петра Леонтьича не увольняли. Пока Анна была погруже­на в воспоминания, поезд подъезжает к полустанку, где гу­ляют дачники. Анна выходит к ним и общается. Ей интерес­но, почему они тут остановились, и ей объясняют, что здесь разъезд, ожидают почтового поезда. Артынов, владелец это­го дачного места, богач, высокий, полный брюнет, похо­жий лицом на армянина, с глазами навыкате и в странном костюме, сразу примечает красивую девушку. Анна, заме­тив это, кокетливо прищуривает глаза и начинает говорить по-французски. Когда поезд трогается, Аня, напевая польку, уверенна, что она обязательно будет счастлива!

Пробыв в монастыре два дня, молодые возвращаются в город, где живут на казенной квартире. Семейная жизнь не задается. Анна до смерти боится мужа. Она не может нор­мально есть, потому что за столом Модест Алексеич каж­дый раз говорит о политике, о назначениях, переводах и на­градах, о том, что надо трудиться, что семейная жизнь есть не удовольствие, а долг, что копейка рубль бережет и что выше всего на свете он ставит религию и нравственность. И, держа нож в кулаке, как меч, он произносит:

— Каждый человек должен иметь свои обязанности!

А после обеда, когда муж спит, Аня уходит к своим. Но, приходя в отчий дом, ей становится неудобно. Создает­ся впечатление, как будто только что до ее прихода ее осуж­дали за то, что она вышла из-за денег, за нелюбимого, нуд­ного, скучного человека; ее шуршащее платье, браслетки и вообще дамский вид стесняли, оскорбляли их. В ее при­сутствии родные немножко конфузятся и не знают, о чем говорить с ней, но все же любят они ее по-прежнему и еще не привыкли обедать без нее. Анна разделяет трапезу с семьей. Папа по обыкновению наливает себе рюмочку, вто­рую, третью. А братья отбирают графинчик и говорят: «Не надо, папочка… Довольно, папочка». Но Петр Леонтьич встает и бьет кулаком по столу и кричит: «Я никому не по­зволю надзирать за мной! Мальчишки! Девчонка! Я вас всех выгоню вон!» Но никто его не боится, потому что делает он это беззлобно и даже как-то  добродушно.

Во время выездов в театр муж не отпускает Аню от себя ни на шаг. Он раскланивается, демонстрируя всем свою красавицу-жену. А проходя мимо буфета, Анечка очень хо­чет шоколад или яблочное пирожное — это ее любимые ла­комства, но Модест Алексеич скуп и для него дорога даже груша за двадцать пять копеек. Поэтому он покупает бу­тылку сельтерской воды и выпивает все сам. Проблема де­нег у Ани не исчезает после замужества, а наоборот обостря­ется. Муж-скупердяй ничего ей не дает, а просить она бо­ится. Да, он дарит ей украшения, но постоянно пересчиты­вает, все ли на месте? Ее семье он также не помогает, а ког­да отец один раз просит у него пятьдесят рублей взаймы, то Модест Алексеич нехотя их дает, но говорит, что больше Петр Леонтьич ничего не получит, пока не бросит пить. Он также поучает и братишек Анны словами, что каждый че­ловек должен иметь свои обязанности.

Наступает Рождество, а вместе и с ним ежегодный зим­ний бал. Модест Алексеич дает Анне сто рублей, чтобы она сшила себе платье. Анна представляет, как бы оделась ее мама, и шьет себе очень красивое платье. Муж в восторге от ее красоты. И просит, чтобы она познакомилась с супру­гой его сиятельства, чтобы он мог получить место старше­го докладчика. Приехав на бал, Анна узнает своих старых знакомых. Бал, свет — все это великолепие очаровывает де­вушку. Мужчины проявляют к ней повышенный интерес. Анна не пропускает ни одного танца. Теперь она понима­ет силу своей красоты. Ее замечает его сиятельство и под­ходит к ней, приглашая познакомиться с его женой. Жена его сиятельства предлагает Анне поработать на благотво­рительном базаре. Анна соглашается. И хотя за чашку чая она берет не меньше рубля, очередь к ней не иссякает. Даже Артынов покупает у нее бокал вина за сто рублей, а потоми чашку чая еще за сто. Но когда к избушке подходит ее отец, который тоже был на балу, ей становится стыдно за него — такой обыкновенный отец! Но он выпивает, выбра­сывает из своей пачки денег, которую он получил за урок, десять рублей и важно уходит, не сказав ни слова. Анна об­реченно думает, что он опять напьется и устроит дебош, как три года назад, после чего его чуть не уволили. Но базар за­крывается, выручку сдают.

После этого у Ани нет ни одного свободного дня. Она принимает участие то в пикнике, то в прогулке, то в спек­такле, возвращаясь домой под утро. Она уже не стесняется тратить деньги мужа, что успешно и делает. Модеста Алексеича Анна уже ни во что не ставит и может запросто ему сказать: «Подите прочь, болван!» Она много времени про­водит с Артыновым и живет в полное свое удовольствие. На Пасху Модест Алексеич получает Анну II степени. И слы­шит от его сиятельства те же самые слова, которые тот гово­рил отцу Анны: «Значит, у вас теперь три Анны, одна в пет­лице, две на шее». На что Модест Алексеич парировал: «Те­перь остается ожидать появления на свет маленького Вла­димира. Осмелюсь просить ваше сиятельство в воспреемники». Он намекает на орден Владимира IV степени и уже во­ображает, как он будет всюду рассказывать об этом своем каламбуре, удачном по находчивости и смелости.

А Петр Леонтьич и Петя с Андрюшей так и живут в ста­ром доме. Денег у них по-прежнему нет. Братья уже боятся отпускать отца одного, зная, что он напьется. А когда они встречали Анну, катающуюся с Артыновым, то Петр Леонь- тьич снимал шляпу и что-то  хотел сказать, но Петя и Ан­дрюша уводили его: «Не надо, папочка…будет папочка…»

 

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on Twitter

Читайте также: