Пролог

В сказочной форме автор изображает спор семерых кре­стьян о том, «кому живется весело, вольготно на Руси». Спор перерастает в драку, затем мужички мирятся и решают меж­ду собой спросить царя, купца и попа, кто счастливее, не по­лучив ответа идут по российской земле в поисках счастливца.

Глава I

Первым крестьянам встречается поп, который уверя­ет их, что «поповское житье» весьма нелегко. Он говорит

отом, что крестьяне и помещики одинаково бедствуют и пе­рестали носить в церковь деньги. Крестьяне искренне со­чувствуют попу.

Глава II

Множество интереснейших лиц вырисовывает автор в этой главе, где он изображает ярмарку, куда в поисках счаст­ливых попали семеро мужичков. Внимание крестьян привле­кает торг картинками: здесь автор высказывает надежду, что рано или поздно наступят времена, когда мужик «не милорда глупого — Белинского и Гоголя с базара понесет».

Глава III

После ярмарки начинается народное гуляние, «бедовая ночь». Многие крестьяне напиваются, кроме семерых пут­ников и некоего барина, который записывает в книжечку народные песни и свои наблюдения за крестьянской жиз­нью, в этом образе в поэме, вероятно, воплотился сам ав­тор. Один из мужиков — Яким Нагой — пеняет барину, не велит изображать русских людей поголовно пьяницами. Яким утверждает, что на Руси на одну пьющую — непью­щая семья, но пьющим легче, поскольку страдают от жиз­ни все труженики одинаково. И в работе, и в гульбе русский мужик любит размах, не может без этого. Семерым путни­кам уже захотелось домой, и они решили поискать в боль­шой толпе счастливого.

Глава IV

Путники стали приглашать других мужиков к ведру с водкой, обещая угощение тому, кто докажет, что он счаст­ливец. «Счастливцев» оказывается очень много: солдат рад тому, что уцелел и после иностранных пуль, и русских па­лок; молодой каменотес похваляется силой; старый каме­нотес счастлив тем, что больным сумел добраться из Петер­бурга в родное село и не умер по дороге; охотник на медве­дей рад тому, что жив. Когда ведерко опустело, «смекнули наши странники, что даром водку тратили». Кто-то под­сказал, что счастливым надо признать Ермила Гирина. Он счастлив собственной правдивостью и народной любовью. Не раз помогал он людям, и люди отплатили ему добром, когда помогли купить мельницу, которую хотел перехва­тить ловкий купец. Но, как оказалось, Ермил сидит в остро­ге: видно, пострадал за свою правду.

Глава V

Следующим, кто встретился семерым мужичкам, был помещик Таврило Афанасьевич. Он уверяет их, что и его жизнь нелегка. При крепостном праве он был полновласт­ным хозяином богатых владений, «любя» учинял здесь суд и расправу над крестьянами. После отмены «крепости» ис­чез порядок и пришли в запустение барские усадьбы. Поме­щики лишились былого дохода. «Писаки праздные» велят помещикам учиться и трудиться, а это невозможно, посколь­ку дворянин создан для другой жизни — «коптить небо бо- жие» и «сорить казну народную», поскольку это позволяет ему родовитость: среди предков Гаврилы Афанасьевича был и вожак с медведем Оболдуев, и князь Щепин, пытавшийся поджечь Москву ради грабежа. Помещик заканчивает свою речь рыданием, и крестьяне были готовы всплакнуть вместе с ним, но затем передумали.

Последыш

I

Странники попадают в деревню Вахлаки, где видят странные порядки: здешние крестьяне по доброй воле ста­ли «у бога нелюдями» — сохранили за собой крепостную за­висимость от дикого помещика, выжившего из ума князя Утятина. Путники начинают выпытывать у одного из мест­ных — Власа, откуда в деревне такие порядки.

II

Сумасбродный Утятин не мог поверить в отмену кре­постничества, так что «спесь его подрезала»: от злобы хва­тил князя удар. Наследники князя, которых он обвинил в потере мужиков, побоялись, что старик перед скорой кончиной лишит их имения. Тогда они уговорили мужи­ков играть роль крепостных, посулив отдать поёмные луга. Вахлаки согласились — отчасти потому, что привыкли к рабской жизни и даже находили в ней удовольствие.

III

Странники становятся свидетелями того, как здешний бурмистр славит князя, как селяне молятся за здоровье Утятина и искренне плачут от радости, что есть у них такой благодетель. Неожиданно князя хватил второй удар, и ста­рик умер. С тех пор действительно крестьяне лишились по­коя: между вахлаками и наследниками пошел нескончае­мый спор за поёмные луга.

Пир — на весь мир

Вступление

Автор описывает пирушку, которую устроил один из вахлаков — неугомонный Клим Яковлевич по случаю смер­ти князя Утятина. Путники вместе с Власом присоедини­лись к пирующим. Семи странникам интересно послушать вахлацкие песни.

I

Автор перекладывает на литературный язык многие народные песни. Сначала он приводит «горькие», т. е. грустные, о крестьянском горе, о бедном житье-бытье. От­крывает горькие песни причитание с ироничной присказ­кой «Славно жить народу на Руси святой!» Заключает под- главу песня про «холопа примерного Якова верного», ко­торый наказал своего барина за издевательства. Автор ре­зюмирует, что народ в состоянии за себя постоять и нака­зать помещиков.

II

На пиру путники узнают о богомольцах, которые тем кормятся, что висят на народной шее. Эти бездельники пользуются доверчивостью крестьянина, над которым не прочь при возможности возвыситься. Но были среди них и такие, кто верой и правдой служил народу: лечил боль­ных, помогал хоронить умерших, боролся за справедли­вость.

III

Мужики на пиру рассуждают о том, чей грех более ве­лик— помещичий или крестьянский. Игнатий Прохоров утверждает, что крестьянский больше. В пример он приво­дит песню про адмирала-вдовца. Адмирал перед смертью велел старосте освободить всех крестьян, а староста не вы­полнил последнюю волю умирающего. В том великий грех русского мужика, что он своего брата-мужика продать за копеечку может. Все согласились, что это великий грех, и за этот грех всем мужикам на Руси вечно в рабстве ма­яться.

VI

К утру пир закончился. Один из вахлаков сочиняет ве­селую песню, в которую вкладывает свою надежду на свет­лое будущее. В этой песне автор обрисовывает Россию «убо­гую и обильную» как страну, где живет великая сила народ­ная. Поэт предвидит, что наступит время и вспыхнет «ис­кра сокрытая»:

Рать подымается Неисчислимая!

Сила в ней скажется Несокрушимая!

Это слова Гришки, единственного счастливчика в поэме.

Автор заканчивает поэму выражением уверенности, что великий народ непременно станет кузнецом своего счастья.

Крестьянка

Пролог

Странники задумались о том, что стоит им забросить поиски счастливых среди мужиков, а проверить лучше баб. Прямо на пути у мужичков заброшенное имение. Автор ри­сует удручающую картину запустения богатого некогда хозяйства, которое оказалось ненужным барину и которым не могут управлять сами крестьяне. Здесь им посоветовали ис­кать Матрену Тимофеевну, «она же губернаторша», кото­рую все считают счастливой. Путники встретили ее в тол­пе жниц и уговорили рассказать о своем, бабьем «счастье».

Глава I

Женщина признается, что в девках была счастливая, пока ее лелеяли родители. За родительской лаской и все хло­поты по хозяйству казались легкой забавой: за пряжей деви­ца до полуночи пела, во время работ в поле приплясывала. Но вот ей нашелся суженый — печник Филипп Корчагин. Матрена вышла замуж, и жизнь ее резко изменилась.

Глава II

Автор пересыпает свой рассказ народными песнями в собственной литературной обработке. В этих песнях поет­ся о непростой судьбе замужней женщины, попавшей в чу­жую семью, об издевательствах мужниных родственников. Поддержку Матрена находила только у дедушки Савелия.

Глава III

В родной семье дедушку недолюбливали, «клеймили каторжным». Матрена его поначалу боялась, пугаясь его страшного, «медвежьего» облика, но вскоре увидела в нем доброго, сердечного человека и стала спрашивать во всем совета. Однажды Савелий поведал Матрене свою историю. Попал этот русский богатырь на каторгу за то, что убил немца-управителя, издевавшегося над крестьянами.

Глава IV

Крестьянка рассказывает о большом своем горе: как по вине свекрови потеряла любимого сына Дёмушку. Свекровь настояла, чтобы Матрена не брала с собой ребенка на жни­во. Сноха послушалась и с тяжелым сердцем оставила маль­чика с Савелием. Старик не уследил за малышом, и того съели свиньи. Приехал «начальник» и учинил следствие. Не получив взятки, велел проводить вскрытие ребенка при матери, подозревая ее в «сговоре» с Савелием.

Глава V

Женщина была готова возненавидеть старика, но потом оправилась. А дед из угрызений совести ушел в леса. Ма­трена встретила его спустя четыре года на могиле Дёмуш- ке, куда пришла оплакать новое горе — смерть родителей. Крестьянка вновь привела старика в дом, но Савелий вско­ре умер, до самой кончины продолжая шутить и наставлять людей. Шли годы, у Матрены подрастали другие детки. За них крестьянка боролась, желала им счастья, готова была угодничать свекру и свекрови, лишь бы детям жилось хо­рошо. Сына Федота восьми лет свекор отдал в подпаски, и случилась беда. Федот погнался за волчицей, похитившей овцу, а потом пожалел ее, так как та кормила детенышей. Староста задумал наказать мальчишку, но мать вступилась и приняла наказание за сына. Она сама была как волчица, готовая положить жизнь за своих детей.

Глава VI

Настал «год кометы», предвещавшей неурожай. Дур­ные предчувствия сбылись: «пришла бесхлебица». Обезу­мевшие от голода крестьяне готовы были поубивать друг друга. Беда не приходит одна: мужа-кормильца «обманом, не по-божески» забрили в солдаты. Мужнины родственни­ки пуще прежнего стали издеваться над Матреной, в то вре­мя беременной Лиодорушкой, и крестьянка решила идти к губернатору за помощью.

Глава VII

Тайно крестьянка покинула мужнин дом и отправилась в город. Здесь ей удалось встретиться с губернаторшей Еле­ной Александровной, к которой обратилась со своей прось­бой. В губернаторском доме крестьянка разрешилась Лио­дорушкой, а Елена Александровна крестила младенца и на­стояла на том, чтобы ее супруг вызволил Филиппа из ре­крутчины.

Глава VIII

С тех пор на селе Матрену ославили счастливицей и даже прозвали «губернаторшей». Крестьянка заканчивает историю укором, что не дело путники затеяли — «между бабами счастливую искать». Стараются божьи сподвижни­ки отыскать ключи от счастья женского, но те где-то дале­ко затеряны, может, проглочены какой-то рыбой: «В каких морях та рыбина гуляет — бог забыл!..»

 

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on Twitter

Читайте также: