Повествование начинается с описания Невского проспек­та, его красот, которые ни один житель «не променяет на все блага». Описывается проспект утром, когда он еще пуст и на нем можно увидеть лишь рабочий люд, идущий на служ­бу, или сонного чиновника. В двенадцать часов дня на Не­вский «делают набеги гувернеры» со своими воспитанника­ми. К двум часам «место воспитанников занимают их роди­тели», а позже к ним присоединяются и все остальные завсег­датаи этой улицы. Только на Невском можно встретить самые лучшие бакенбарды, усы, платья, шляпки, дамские рукава, улыбки, сюртуки, носы, перстни и многое другое. С четырех часов Невский пуст, лишь какая-нибудь швея перебежит его. Но как только наступают сумерки, проспект вновь оживает. Только теперь все не прогуливаются по улице, а бегут.

Два товарища — поручик Пирогов и молодой человек во фраке — разошлись, чтобы догнать красоток, приглянувших­ся им на Невском в сумерках. Пирогов самодовольно и само­надеянно полагал, что нет в мире красоты, которая ему не покорится, а потому смело отправился за своей красавицей. Товарищ же его шел робко, желая лишь увидеть дом, в кото­ром живет то прекрасное существо, «которое, казалось, сле­тело с неба прямо на Невский проспект и, верно, улетит неиз­вестно куда». Этот молодой человек был художник Пискарев, «застенчивый, робкий, но в душе своей носивший искры чув­ства, готовые при удобном случае превратиться в пламя». Де­вушка, которую преследовал Пискарев, оглянулась, ее взгляд выражал негодование, и художник остановился, потупив гла­за. Но потом опять пошел за незнакомкой. Она опять огляну­лась, но теперь как будто улыбалась. Так они дошли до четы­рехэтажного дома, где незнакомка повернулась к художнику и пригласила его жестом следовать за ней. Он пошел по витой лестнице, а в голове роились разные мысли о сбывшейся меч­те. Когда они очутились в комнате, Пискарев понял, что этот дом — приют, «где основал свое жилище жалкий разврат». Красавица, которую он так долго преследовал, нагло посмотрела на художника, начала болтать всякий вздор, от которо­го ему стало плохо. Пискарев что было сил бросился бежать прочь из этого дома. Когда Пискарев добрался до своего жили­ща, уже была глубокая ночь. Он очень долго сидел за столом, размышляя о жизни, о красавице, испытывая к последней жалость. Вдруг отворилась дверь, и вошел лакей в богатой ливрее. Он сказал, что барыня, которую проводил Пискарев до дома, желает его видеть. Художник едет в дом барыни. Там встречает много гостей. Посреди зала танцует она с кава­лером. Пискарев не может поверить своим глазам. Наконец она подошла к художнику. Он был сам не свой. Она сказала, что объяснит ему, почему она оказалась в столь непристойном месте. Но в это время кто-то позвал ее. Незнакомка поманила художника за собой. Он пошел, но толпа разделила их. Пи­скарев ходил по залам, искал красавицу, но ее нигде не было. Он продолжал поиски, но они были тщетными. Но вот перед его взором стали проступать стены его комнаты. Оказывает­ся, он спал и ему все приснилось! Он осмотрел свою комнату, которая показалась грязной, нелепой. Пискарев лег в кро­вать, надеясь увидеть во сне опять ее, но она не приходила. Лишь на следующую ночь она пришла во сне. И с этого дня сон стал его жизнью. Он спал наяву и жил во сне. Такое со­стояние ослабило его здоровье, так что сон начал оставлять его вовсе. Пискарев всеми средствами пытался вернуть сон, даже достал опиум. И средство помогло вновь увидеть ее. Он стал постоянно употреблять наркотик, чтобы увидеть во сне ее и всегда «в положении противуположном действительности». Однажды ему приснилось, что он в своей мастерской работает, а рядом она — теперь она его жена. И Пискарев решил, что если она одумается, отречется от прежней жизни, он женится на ней. Художник нашел дом, встретился с незнакомкой, рас­сказал ей свой план, как она станет его женой, он будет рабо­тать, а она вдохновлять его. Но красавица только презритель­но посмеялась над словами Пискарева. Ум его помутился. Он вернулся в свою комнату, четыре дня не выходил оттуда. На пятый день взломали дверь и нашли труп Пискарева с пере­резанным горлом. По виду трупа можно было заключить, что Пискарев неудачно перерезал горло и долго мучался, прежде чем умереть. Так погиб бедный художник Пискарев, жертва безумной страсти. Никто не плакал над ним. Даже его това­рищ Пирогов не пришел проститься. Но ему было не до того: «он был занят чрезвычайным происшествием».

Когда Пирогов расстался на проспекте с Пискаревым, он устремился за милой блондиночкой, которая была «ин­тереснейшее создание». Сам Пирогов был из тех офицеров, которые могут заставить смеяться статую. Подобные ему не появляются в высшем свете, но на вечере у статского совет­ника или действительного статского советника встретить их можно. Они любят литературу, театр, имеют кабриолет и пару лошадей. В итоге женятся на дочери купца и дослу­живаются до полковника. Пирогов продолжал преследо­вать незнакомку, иногда занимая ее разговорами. Так они дошли до квартиры мастерового, незнакомка вошла в боко­вую дверь. Поручик пошел за ней. Он попал в комнату, где сидели Шиллер и Гофман — жестяных дел мастер и сапож­ник. Они были сильно пьяны. Пирогов постарался загово­рить с мужчинами, но те выгнали его.

На следующий день Пирогов явился в мастерскую, где встретил свою блондиночку. Он говорил ей комплименты, а она грозила, что позовет мужа. Появился Шиллер. Пиро­гов заказал у него шпоры, а сам вился около его жены. Шил­лер отправил жену на кухню. Пирогову ничего не оставалось, как удалиться, но он не собирался сдаваться. Как только шпо­ры были готовы, Пирогов заказал у Шиллера оправу к кинжа­лу: таким образом он мог чаще бывать в доме блондиночки. Позже Пирогов узнал, что по воскресеньям Шиллер не бывает дома, он решил этим воспользоваться. В ближайшее воскресе­нье Пирогов зашел к блондинке. Он уже целовал ножку краса­вицы, когда вернулся пьяный Шиллер с двумя товарищами. Они здорово отделали Пирогова. Тот в гневе решил жаловать­ся генералу, но по дороге домой зашел в кондитерскую, затем прогулялся по Невскому проспекту, позже отправился на ве­чер, где отличился в мазурке, и гнев пропал сам собой.

Заканчивается повесть предостережением: «Не верьте этому Невскому проспекту! Он лжет во всякое время, этот Невский проспект, но более всего тогда… когда сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать все не в настоящем виде».

 

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on Twitter

Читайте также: