Прошел последний перед Рождеством день, и наступи­ла ясная звездная ночь. Через трубу одного дома поднялась ведьма на метле и стала собирать звезды. А черт в это вре­мя украл месяц. Он это сделал потому, что знал, сегодня Чуб приглашен дьяком на кутью, а дочь его красавица останет­ся дома, к ней в это время придет кузнец. Вот этому кузнецу и мстил черт. Кузнец этот, хороший художник, написал од­нажды картину, где святой Петр в день страшного суда изго­няет из ада злого духа. Черт всячески мешал кузнецу, но ра­бота была доделана, доска внесена в церковь и вделана в сте­ну. С тех пор и поклялся черт мстить кузнецу. Украв месяц, черт надеялся, что в такую темноту Чуб никуда не пойдет, а кузнец при отце не решится приходить к дочке Чуба.

Чуб же, выходя в это время из своей хаты вместе с Пана- сом, раздумывал, на что ему решиться: идти к дьяку или нет. Наконец было решено идти. И два кума отправились в дорогу.

Дочь Чуба Оксана была первой красавицей. Она была капризна, избалована. Парубки гонялись за ней толпами, но потом уходили к другим, не таким избалованным. Толь­ко кузнец не оставлял ее в покое, хотя она обращалась с ним не лучше, чем с другими.

Когда Чуб ушел к дьяку, кузнец появился в его доме. Он признается Оксане в любви, но она просто играет с куз­нецом, издевается над ним. В дверь постучали, требуя отво­рить. Оксана хотела пойти открыть, но Вакула-кузнец ска­зал, что сам отворит.

В это время ведьме надоело летать, и она отправилась домой, а черт полетел следом за ней. Ведьма та была мате­рью Вакулы, Солохой. Ей было около 40 лет, она была ни дурна, ни хороша собою, но так умела очаровывать козаков, что к ней ходили многие, при этом не подозревая, что у них есть соперники. Но лучше всех она относилась к богатому Чубу, так как хотела женить его на себе и прибрать его бо­гатство к рукам. А чтобы ее сын каким-нибудь образом не опередил ее, женившись на Оксане, она постоянно сорила Чуба с Вакулой.

Когда черт летел за Солохой, он заметил, что Чуб все- таки ушел из дома. Черт начал разрывать снег, чтобы под­нялась метель. Эта метель заставила Чуба воротиться до­мой. Но так как метель была сильная, Чуб с кумом долго не могли найти хату. Наконец Чубу показалось, что он нашел свой дом. Он постучал в окно, но, услышав голос Вакулы, решил, что забрел не туда. Задумав узнать, чья же это хата и к кому ходит кузнец, Чуб прикинулся колядующим, ска­зал, что пришел поколядовать, но Вакула прогнал его силь­ным ударом по спине. Побитый, Чуб отправился к Солохе.

Когда черт летал из трубы хаты Солохи и обратно, у него выпал месяц и поднялся на небо, осветив все вокруг. Парубки и девчата вышли колядовать. Зашли друзья и к Оксане. На одной из девушек она увидела славные черевич­ки, и ей захотелось такие же. Вакула пообещал Оксане, что достанет для нее самые лучшие. Оксана поклялась, что если Вакула привезет ей черевики, которые носит сама царица, она выйдет за него замуж.

В это время черт разнежился у Солохи, целовал ей руки, но тут послышался стук и голос Головы. Черту оставалось только спрятаться в один из мешков с углем, которые оста­вил Вакула около входа. Голова рассказал, что шел к дьяку, а когда началась метель, решил свернуть к Солохе. Опять раздался стук. Это пришел дьяк. Голова просит его спрятать, Солоха прячет его в самый большой мешок с углем. Дьяк вошел и сказал, что, так как из-за метели к нему ни­кто не пришел, он решил праздновать у Солохи. Опять раз­дался стук. На сей раз пришел Чуб. Солоха прячет дьяка в другой мешок из-под угля. Чуб пришел к Солохе выпить водки, так как совсем замерз. Опять стук в дверь и голос: «Отвори». Пришел домой Вакула. Солоха, испуганная по­явлением сына, указала Чубу на мешок, в котором уже си­дел дьяк. Чуб залез в него, дьяк не мог даже кашлем выдать свое присутствие, а потому терпел сильную боль. Вакула, войдя в хату, сначала завалился на лавку, но потом заме­тил, что так и не убрал мешки с углем. Он решил их выне­сти. Думая об Оксане, кузнец вышел на улицу. Там во всю шло празднование. Кузнец, услышав среди голосов гуляю­щих голос Оксаны, бросил тяжелые мешки и, оставив в ру­ках только небольшой мешок, пошел в толпу. Оксана опять посмеялась над бедным Вакулой. Больше терпеть не было сил, и Вакула решил утопиться. Он побежал что есть сил на край деревни. Но на полпути одумался и решил идти к пу­затому Пацюку просить совета. Пацюк тот был знахарем, стоило ему пошептать несколько слов, недуг как рукой снимало. Вакула просит Пацюка указать ему дорогу к чер­ту, так как другого средства помочь в его деле с Оксаной не видит. Но Пацюк отвечает, что «тому не нужно далеко хо­дить, у кого черт за плечами». Вакула, испуганный, вышел из хаты. А черт тут как тут: начал нашептывать кузнецу, что поможет ему с Оксаной, только контракт надо подпи­сать. Вакула схватил черта за хвост, сел на него и поднял руку для крестного знамения. Черт взмолился, что все сде­лает, только не надо класть на него знамения. Вакула при­казал нести его в Петербург прямо к царице.

Оксана долго раздумывала над тем, как поступила с кузнецом. А вдруг он влюбится в другую? Но потом стра­хи прошли, и она уже смеялась с подругами. Подруги Окса­ны обнаружили мешки, которые оставил Вакула, и реши­ли, что это он наколядовал так много. Но так как поднять их не было сил, все побежали за санками. В это время ху­дощавый кум выходил из шинка и увидел мешки, тоже ре­шив, что кто-то наколядовал. Он позвал на помощь ткача, чтобы дотащить мешок вместе до его дома. Дома из-за меш­ка началась драка между ними и женой кума. Драка была остановлена внезапным появлением из мешка Чуба. Следом за ним вылез и дьяк. Чуб дивится хитрости Солохи, которая прячет своих ухажеров по мешкам.

Девушки, вернувшись, обнаружили только один ме­шок, но решили, что хватит с них того, что есть. Они пова­лили мешок на санки и повезли его в хату Оксаны. Девуш­ки стали развязывать мешок и обнаружил, что там кто-то сидит. В это время входил в дом Чуб. Он сразу понял, что мешок этот тоже из дома Солохи. Из мешка вылез Голова. Все пришли в замешательство. Голова, нахлобучив капе- люх, ушел. А Чуб еще долго изливал свою досаду на Солоху.

Между тем Вакула добрался на чёрте до Петербурга. Он приказал черту вести его к запорожцам, которые осенью про­езжали через Диканьку и теперь были в городе. Запорожцы сразу узнали кузнеца. Он просит их взять с собой к царице. Запорожцы долго отказывались, но потом, не без вмешатель­ства черта, согласились. Вакула надел такое же платье, что и у них, и все поехали во дворец. Там кузнец, обратившись к царице, попросил такие же черевички, как на ней. Царица приказала принести самые дорогие, шитые золотом. Вакула подивился красоте черевичек, сделав попутно комплимент ца­рице о стройности ее ног. После этого кузнец приказал черту выносить его из дворца, и вдруг очутился за шлагбаумом.

А в деревне тем временем распространился слух, что кузнец не то утопился, не то повесился. Оксана, узнав та­кую новость, всю ночь не могла уснуть, все думала о Вакуле, «и к утру влюбилась по уши в кузнеца».

Утром черт принес Вакулу к его хате. Вакула, вместо того чтобы поблагодарить черта, дал ему три раза хворо­стиной по спине. Черт бросился бежать. Вакула зашел до­мой, повалился на лавку и проспал до обеда. Затем он надел праздничный наряд, взял черевички и отправился к Чубу. Чуб был удивлен появлением кузнеца, которого все счита­ли мертвым. Вакула просит руки Оксаны, показывает, ка­кие привез черевички, Чуб соглашается. Но Оксане теперь не нужны были черевички, ей был важнее сам кузнец. Ва­кула женится на Оксане и совершает церковное покаяние.

Share on FacebookShare on VKShare on Google+Tweet about this on Twitter

Читайте также: